Перейти к содержимому

«Приходить на работу трезвым». Как Путин запустил в СССР соцсоревнование

Фамилия «Путин» стала всенародно известной ещё 90 лет назад, когда 15 марта 1929 года газета «Правда» опубликовала заметку под немудреным заголовком «Договор о социалистическом соревновании обрубщиков трубного цеха завода «Красный выборжец».

Первый в стране договор о соцсоревновании был заключён между бригадами обрубщиков и чистоделов, а подписал его среди прочих бригадир обрубщиков алюминия Михаил Путин. Понятно, что сама по себе идея работать больше за те же деньги в среде передового рабочего класса, не до конца расставшегося с «наследием проклятого прошлого», зародиться не могла. «Путинскому» призыву предшествовало появление 20 января 1929 года в той же «Правде» статьи Ленина «Как организовать соревнование?», написанной им более 10 лет назад, но впервые опубликованной лишь спустя 5 лет после кончины вождя.

Ускоренная индустриализация требовала жертв — в помощь ей и был призван голый энтузиазм рабочего класса. Впрочем, ударникам труда решили подсластить пилюлю: в сентябре 1929 года Совнарком постановил образовать на предприятиях премиальные фонды в размере 40% экономии, полученной в результате соцсоревнования. Рабочие премировались за повышение производительности труда, увеличение выпуска продукции и улучшение её качества, снижение себестоимости, а также за экономию сырья, материалов и топлива.

Капитализм с оттенком социализма. Что НЭП дал Советскому союзу

Соревнования по трезвости

Судя по отчётам, внедрение социалистического соревнования творило просто чудеса. Так, на том же самом ленинградском заводе «Красный выборжец» рост производительности труда в первом квартале после начала соревнования составил 5,7%, а в третьем — уже 26,4 %. При этом стоимость продукции значительно снизилась, а количество прогулов сократилось в 2 раза. Нередко в соцобязательства рабочих-передовиков включались пункты вроде следующего: «Приходить на работу трезвым». Большевики не без оснований опасались, что алкоголь будет сильно отвлекать граждан от ударного труда, и объявили всенародную борьбу с пьянством. По «многочисленным просьбам трудящихся» были закрыты пивные, рюмочные и другие злачные места, а между предприятиями развернулись ни много ни мало как социалистические соревнования по искоренению пьянства. Целью была не просто трезвость, а «поднятие трудовой энергии и выявление путём соцсоревнования и ударничества культурно-созидательных сил рабочего класса». А чтобы старая привычка не взяла реванш, обязательство не пить оформляли документально. Так, в одном из сёл крестьянин и рабочий заключили «Социалистический договор на трезвость», по условиям которого не удержавшаяся от выпивки сторона обязана была выплатить неустойку — купить знамя для пионерского отряда.

В каждый период времени соцсоревнование имело разные формы. В годы первой пятилетки это была форма ударничества. ЦК ВЛКСМ провёл набор полутора миллионов молодых людей в ударные бригады, в августе 1929 года по призыву ленинградских рабочих в стране был проведён День индустриализации. Заработанные в этот день средства рабочие многих предприятий внесли в фонд индустриализации. Появились так называемые встречные планы, индивидуальные договоры, которые распространялись и заключались не только на производстве, но и в научных учреждениях и даже в институтах. Заключившие индивидуальные договоры студенты ставили перед собой задачу закончить учёбу на год или два раньше, усвоив при этом программу в полном объёме. Движение переросло в соревнование между группами. Например, к началу 1933 года в Московском механико-математическом институте в соревновании участвовало три четверти студентов, а к середине весны — все без исключения. Поначалу почин института признали заслугой, но потом выяснилось, что качество знаний этих студентов никуда не годится. Институт обвинили во вредительстве и вскоре расформировали. Своего рода соцсоревнование было организовано даже в ГУЛАГе. В исправительно-трудовых лагерях заключённые, перевыполнившие план, поощрялись дополнительными пайками и получали шанс досрочно выйти на волю.

Система 5-4-3-2-1

Руководство страны всегда стремилось повысить производительность труда, не увеличивая при этом фонд заработной платы. Такой метод получил название «моральное стимулирование». И именно он лежал в основе соцсоревнования. До середины 1930-х «героев соцсоревнования» практически не было — большей частью назывались и обсуждались коллективные достижения какой-либо бригады, предприятия, отрасли. Но в разгар индустриализации такие индивидуальные герои потребовались. Первым стал Алексей Стаханов, который в августе 1935 года обычным пневматическим отбойным молотком вырубил 102 т угля, превысив норму в 14 раз. Правда, во время установления этого фантастического рекорда ему помогали двое крепивших своды выработки рабочих.

Подавляющее большинство обычных советских работяг к таким трудовым подвигам относились, мягко говоря, неоднозначно. Своего товарища, регулярно и существенно превышавшего установленные нормы выработки, они могли и слегка поколотить в уголке, так как его достижения могли привести к резкому увеличению норм для всех. И когда появился лозунг «Даёшь пятилетку за 4 года!», рабочие мрачно шутили — мол, мы работаем по системе 5-4-3-2-1. А когда их спрашивали, что это такое, отвечали: «5-летку — в 4 года, в 3 смены, 2 руками и за 1 зарплату».

Нет мебели, обуви, пальто. «Мещанские» потребности в эпоху индустриализации

«Отпустите товарища Луиса с карнавала»

Со временем соцсоревнование стало делом чисто ритуальным. Люди из года в год составляли ежеквартальные соцобязательства, едва отличающиеся от предыдущих, получали обесценившиеся значки и грамоты за действительные и мнимые успехи в соревновании. Процесс принятия «повышенных обязательств» с обещаниями встретить трудовыми успехами очередную дату, перечислить средства в Фонд мира или на помощь заключённым в странах капитала вызывал отнюдь не энтузиазм, а смех и порождал анекдоты. Например, такой: Советский рабочий, откликаясь на захват власти военной хунтой в Чили и заключение в тюрьму лидера компартии страны Луиса Корвалана, говорит: «Я не знаю, кто такая Хунта и Чили, я вообще этих *** (тут употреблялось слово, которым обычно называют девушек легкого поведения) не знаю, но если вы не отпустите товарища Луиса с карнавала, то мы всей бригадой напьёмся и неделю на работу не выйдем».

Как бы то ни было, сама практика организации соцсоревнования, хоть и превратившись в пустую формальность, дожила до самого конца советской власти.

Источник